Наверх
Т-34 Снежная Королева: Зазеркалье Мэри Поппинс возвращается Крид 2 Стекло Две королевы Бабушка легкого поведения 2 Зеленая книга Холмс и Ватсон Спасти Ленинград

Рецензия на фильм «Знамение»

«Знамение» – фильм-катастрофа создателя «Темного города» Алекса Пройаса с Николасом Кейджем, в котором «Секретные материалы» встречают «Откровение Иоанна Богослова».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Знамение"

Астрофизик Джон (Николас Кейдж) – сорокалетний вдовец с лысеющей умной головой и скорбными носогубными морщинами – днем читает лекции о строении Солнечной системы, вечером жарит сыну-вегетарианцу фрикадельки, размышляя над вопросом, одиноко ли человечество во вселенной, а ночью, сидя в продавленном кресле со стаканом виски, слушает угрюмого Бетховена. Собственно, одного взгляда на него достаточно, чтобы поставить человечеству неутешительный диагноз – оно одиноко, глубоко несчастно и точно обречено на вымирание. Последнее – такой же научный факт, как расстояние от Земли до Солнца, и астрофизик Джон получает его подтверждение в цифрах, доказывающих, что хомо сапиенсу, похоже, настает кирдык. В школе сына откапывают «капсулу времени» с посланием умной девочки, предсказавшей на полстолетия вперед главные мировые катастрофы с датами, координатами GPS и точным количеством погибших. Три из них еще не произошли. Тому, как они происходят, а герой, размахивая цифрами, пытается их предотвратить, посвящена оставшаяся часть картины.

Хмурый Алекс Пройас, снявший когда-то бессмертных «Ворона» /Crow, The/ (1994) и «Темный город» /Dark City/ (1997), а затем перешедший на голливудский консенсус в «Я, робот» /I, Robot/ (2004), в «Знамении» /Knowing/ (2009) любит спецэффекты – ставшая уже знаменитой сцена падения «боинга» снималась много дней, чтобы с грохотом и лязгом мелькнуть на экране. Еще несколько катастроф пограндиозней и мрачных чудес понеожиданней были сняты явно из тех же соображений, что движут Роландом Эммерихом – во-первых, это красиво…

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Знамение"

За чувства же тут отвечает Николас Кейдж, а это проблема – эти печальные очи со слишком одинаковым выражением смотрят весь тот ералаш, в котором он снимается последнее время. Отличие «Знамения» в том, что формула «ужасное и Кейдж» доведена здесь до абсурда: на главного героя, в частности, в буквальном смысле обрушивается Солнце – как бы в ответ на то, что одинокий пьющий астрофизик долго и беспардонно пялился на него в свой телескоп. Похоже, что тот, кто заправляет небесной канцелярией, просто оказался не в силах терпеть на себе этот увеличенный линзами тоскливый взгляд. Раньше подобных вуайеристов высшего промысла сжигали за их телескопы на кострах, так что прогресс на лицо: за возмущенное общественное мнение сейчас отвечает не церковники, а мастера по спецэффектам, с удовольствием описывающие последствия чрезмерного увлечения наукой.

Вся прочая религия, включая сакраментальное «и только дети войдут в царствие небесное», в «Знамении» остается в силе, и когда фильм ближе к середине начинает мутировать в кошмар агентов Малдера и Скалли, это даже восхищает – идею «Секретные материалы» /The X-Files: I Want to Believe/ (2008) встречают «Откровение Иоанна Богослова» следует признать плодотворной. Но если она его и заинтересовала, то виду Алекс Пройас не показал – просто терпеливо затыкал дыры в сценарии спецэффектами и беготней астрофизика.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Знамение"

Жаль. Еще десять лет назад в гениальном «Темном городе» австралиец точно знал, какого рода знание необходимо, чтобы одолеть космическую энтропию.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


 122

Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть