Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Рецензия на фильм «Гранд Централ. Любовь на атомы»

Между любовной драмой и крепким мужским фильмом о дружбе и самопожертвовании режиссер так и не смогла выбрать, и это не пошло на пользу картине при всем старании актеров

6
оценка

Молодой Гари – не самый удачливый человек. Без образования и связей он перебивается случайными заработками до тех пор, пока судьба не забрасывает его на атомную станцию «Гранд Централ». При всей опасности его новой работы молодой человек впервые чувствует себя счастливым – ему многое удается в коллективе, у парня появились друзья, старшие товарищи и соседи стали для Гари второй семьей. Но самое главное – в его жизни появилась любовь. Желая быть рядом с любимой, которая вот-вот должна выйти замуж за другого, Гари идет на любые ухищрения даже в ущерб своему здоровью. Увы, радиация и несчастная любовь ведут только к разрушению…

Кадр из фильма «Гранд Централ: Любовь на атомы»

Кадр из фильма «Гранд Централ: Любовь на атомы»

Леа Сейду и Дени Меноше до этого вместе играли у Квентина Тарантино в «Бесславных ублюдках». Правда, тогда актеры исполняли роли дочери и отца, а сейчас «стали» невестой и женихом

После взбудоражившего мировую общественность каннского триумфатора прошлого года, фильма «Жизнь Адель», любое появление на экране Леа Сейду, «девочки с голубыми волосами», автоматически притягивает повышенное внимание. Однако поклонницы французской актрисы, возможно, будут разочарованы ее новым фильмом (новый, кстати, он лишь в России, во Франции «Гранд Централ» вышел в прокат в июне прошлого года, за месяц до «Жизни Адели»), ее в картине совсем немного. Но это и правильно, ведь героиня Сейду – лишь катализатор событий фильма, связанных с главным героем, роль которого исполнил Тахар Рахим.

Кадр из фильма «Гранд Централ: Любовь на атомы»

Кадр из фильма «Гранд Централ: Любовь на атомы»

Поклонник Ребекки Злотовски, Тахар Рахим согласился исполнить главную роль в фильме еще до того, как прочитал сценарий

То, что сделала сценарист и режиссер Ребекка Злотовски, в советском кино было принято называть «производственной драмой». По большому счету «Гранд Централ» гораздо больше говорит о буднях обслуживающего персонала атомной электростанции, об их рабочих проблемах, о социальном неравенстве в рамках конкретного предприятия и Франции в общем, о ежесекундно подстерегающей опасности. И при всей плоскости демонстрации нехитрого монотонного процесса подготовки рабочих к отправке в опасные зоны реактора следить за этим гораздо интереснее, чем за не слишком яркими любовными терзаниям главного героя. Если драма производственная действительно будоражит опасностью, ответственностью, коллективным самосознанием, то в контрасте с ней личностная драма главного героя сугубо индивидуалистская, банально житейская и максимально приземленная. Ровно такими были производственные фильмы в СССР – делу время, а потехе час.

Кадр из фильма «Гранд Централ: Любовь на атомы»

Кадр из фильма «Гранд Централ: Любовь на атомы»

Можно было бы отнести это противопоставление к режиссерским находкам, если бы остальная конструкция фильма была выдержана столь же тонко. Но это не так. Злотовски, молодая, но уже зарекомендовавшая себя в мире кино художница, работает слишком неровно, перекос между работой и любовью Гари – не единственный. В частности, как сценарист она не решилась на сколько-то нестандартные ходы в повествовании (от беременности главной героини и самопожертвования главного героя ради спасения жениха своей возлюбленной за версту пахнет дешевым сериалом телеканала «Домашний»). Не смогла она и, на сбив дыхания, выйти на финишную прямую – нагнетаемая атмосфера и растущий конфликт к финалу обратились легким сумбуром и растерянностью. Открытый же финал и вовсе оставляет не приятное послевкусие недосказанности, а недоумение вкупе с разочарованием. Впрочем, не будем здесь слишком строги к создателям картины – истории простых работяг примерно так тихо и заканчиваются, а вовсе не укусом радиоактивного паука.

Кадр из фильма «Гранд Централ: Любовь на атомы»

Кадр из фильма «Гранд Централ: Любовь на атомы»

Безусловно, картина не случилась бы без Тахара Рахима. Этот на редкость талантливый парень умудряется при заурядности своей внешности магнетически притягивать внимание зрителей во всех картинах, за которые берется. Здесь «серость» и «незаметность» Рахима используются по полной программе, он настолько обыкновенен, что именно на его примере и отражается наиболее удачно заезженная фраза «Любовь нечаянно нагрянет». Любовь такая, что не важны становятся дозы облучения, косые взгляды соседей и угроза увольнения. Такая, что разъедает изнутри сильнее любого излучения, толкающая сильнее страха на поступки, о которых после придется жалеть, сводящая с ума быстрее мысли о скорой гибели в случае малейшей ошибки внутри реактора. Так должна была быть «зарифмована» тема ядерной реакции и любви, но буксующее повествование «Гранд Централа» лишь намечает эти линии, опасаясь делать жирные штрихи, подходящие декорациям и персонажам.

Собственно, если бы не частые банальные сценарные ходы и неровность развития сюжета, то из «Гранд Централа» вполне могла бы получиться трогающая за душу история вечного противостояния сердца и разума, чувства самосохранения и безумия страсти, запретной любви и опасности быть пойманным. На все сто процентов реализовать это не удалось, картина, своей основной декорацией выбравшая серые холодные стены станционных градирен, сама оказалась зажата, скована и словно испугана. А сомневающимся, как известно, ни в любовь, ни в реактор соваться не стоит.

В кино с 16 января.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  162

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть