Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Как профилактику против трамвайных агрессоров, сексуальных маньяков и семейных садистов «Опасные связи» Александра Ажа можно только приветствовать. Если вы не относитесь ни к одной из перечисленных категорий, делать вам на этом фильме будет нечего. Это именно регулярная, рутинная профилактика типа ежегодной школьной диспансеризации. Флюорография. Анализ кала. Кто был понахальней – избег.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Ступни женских ног свисают с кровати. Нечто короткостриженное с изуродованной спиной качается на кровати в больнице: «Между нами больше никто никогда не встанет. Между нами больше никто никогда не встанет». Столь же короткостриженное, но в скрывающей спину рубашке, бежит по лесу в панике, держась руками за живот. Выбежав на дорогу к проезжающей легковушке, оно оказывается девушкой, всей окровавленной блондинкой с распоротым животом. Дальше эта чистенькая блондинка обращается уже к брюнетке за рулем, с которой они, видимо, колесят по французской провинции: «Слушай, мне приснился страшный сон». Это, оказывается, две подруги едут в деревню готовиться к экзаменам в институте. Они слушают «Феличиту» и подпевают, и страшного сна как не было.

Между тем, на деревне женщина средних лет развешивает белье, а маленький мальчик играет в ковбоя. Они ждут старшую дочку перед экзаменами. Затем на какой-то проселочной дороге, в грязи стоит старый ржавый грузовик, и шофера из-под руля орально удовлетворяет некая брюнетка. Шофер все сильней зажимает между ног ее черные волосы: «Посмотри на меня». Грубо говоря, кончает. Из дверцы грузовика в грязь падает черный парик, а когда грузовик уехал, парик вдруг оказывается свежеотрезанной головой с анатомическими подробностями хребта, трахеи и бронхов. Это завязка, по которой нетрудно догадаться обо всем, что ждет попавших в кино. Когда две подруги приедут в деревню, поужинают с семьей, и наступит ночь, в их дом на отшибе вломится, ясно, водитель грузовика, чтобы всех их мочить, мочить и мочить.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

И ужасно во всех смыслах, что никаких неясностей. Первыми (после того как блондинистая подруга погуляла в саду и занялась онанизмом под музыку в мезонине) рухнут отец семейства и собака, зарезанная в живот. Отца, значит, сначала топором через дверь по темечку, а потом, когда он отползал по ступенькам, на него наедет комод и тоже отрежет голову. Выразительно. Дальше, за гибелью всей семьи – погоня блондинки за грузовиком, в котором томится брюнетка, с убийством на бензозаправке, густыми лесами, обгоном, автокатастрофой во тьме и дракой в светящихся парниках. В конце концов, разумеется, все это окажется фильмом о безнадежной любви, не знающей преград. Любовь была лесбийская, раздвоение личности изначально было в намеках. Вообще сюжет, надо сказать, очень внятный, если досмотреть до конца.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Проблема «Опасных связей» – что полный словесный пересказ для них гораздо выгодней и удобней, чем досмотр до конца. Проблема в том, что весь «ужас, ужас, ужас» взят вовсе не из «Хэллоуина», «Живых мертвецов» или старой «Техасской резни бензопилой», как прокламируют авторы. Недаром все эти «Живые мертвецы» и тридцать лет назад считались «группой В». «Ужас» взят из столетней давности немых фильмов, которые просто по сроку всосались уже в кровь каждого и без «немого», старинного эффекта являются даже не повторением, а пустым местом. Ну, посмотрите: с самого начала монтируются эпизоды в разных местах и жанрах без объяснений. Это первый фактор страха, непонятность. Также с самого начала брюнетка хулиганит на пустом шоссе или блондинка наклоняется попить к водопроводному крану. Шоссе в любой момент может оказаться непустым, а шея блондинки так и просится под нож. Это второй фактор страха, беззащитность. Также с самого начала брюнеток, блондинок, родителей и детей показывают со спины, где б они ни находились. То есть, мол, ты – спиной, значит, за тобой кто-то наблюдает. Это третий фактор страха, подозрительность.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Три фактора плюс время – ночь, святое для ужастика – собственно, весь набор изобретений Александра Ажа, больше ничего нет, кроме аккуратности выделки. Ну, да, антураж современный, но грузовик – чисто из «Джиперс криперс», и вообще, глаза твои бесстыжие, какие ж во всем этом изобретения? Им же больше ста лет, парень, кого ты хочешь обмануть? Результат – «он пугает, а мне не то чтобы нестрашно – страшно, конечно, чисто физиологически, факторы-то проверенные – но гораздо более скучно, нежели страшно, поскольку надоело». То есть если на «Опасных связях» и возникает ужас – он лишь от маниакальной навязчивости абсолютно пустого места. В конце концов, лучше бы больше было про лесбиянок и про их любовь – хоть модно, хоть информативно.

Комментарии  84

Читайте также

показать еще



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть