Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Все о героях фильма «Прометей»

Спустя 33 года после «Чужого» сэр Ридли Скотт отправляется в прошлое, за 37 лет до событий оригинальной картины. Получив эксклюзивный доступ к одному из самых ожидаемых фильмов в истории кино, EMPIRE садится на борт «Прометея», чтобы выяснить, какие мрачные тайны он в себе скрывает

ШОУ

Нуми Рапас

Давайте будем честными. Большинство из нас видели «Чужого» еще до того, как доросли до его рейтинга. Нуми Рапас определенно относится к этому большинству, и впечатление осталось у нее на всю жизнь. «Мне было не так много лет, и фильм меня просто поразил, – признается она. – Это было первое кино, которое меня целиком и полностью шокировало, и впервые я видела, как женщина делает такие вещи, которые обычно делают мужчины». Этой женщиной, конечно, была Рипли в исполнении Сигурни Уивер, архетипическая сильная героиня. «Она была очень сексуальной и реально брутальной, – вспоминает Рапас. – Она многое во мне изменила».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Прометей"

У себя на родине, в Швеции, Рапас монополизировала рынок сильных женских образов, самый известный из которых – Лисбет Саландер в «Девушке с татуировкой дракона». Именно этой ролью она привлекла к себе внимание Голливуда, после чего ее пригласили на роль в «Шерлоке Холмсе: Игра теней», и оказалась на радаре Ридли Скотта, который в итоге взял ее на роль Элизабет Шоу – научной сотрудницы, которая возглавляет экспедицию и в которой просыпается своя внутренняя Рипли. «Я думаю, у них очень много общего, – говорит Рапас, – но она не ее клон. В третьем акте она в чем-то похожа на родственницу Рипли. Они обе могут включить нечто вроде бойцовского режима».

Но для Рапас эти персонажи также во многом различаются. Во-первых, Шоу больше склонна к размышлениям, во-вторых, она находится в отношениях с Холлоуэем. «Рипли была одна, но Шоу и Холлоуэй – это команда», – говорит Рапас. Британка Шоу (на площадке Рапас работала над своим акцентом с тренером – неплохо для человека, который три года назад вообще не говорил по-английски) верит в Бога, и эта вера подвигает ее на поиски вселенской истины, то есть она не просто Рипли 2.0. «У нас с Ридли было много интересных разговоров на эту тему, – говорит Рапас. – Есть моменты, когда она спрашивает себя: »Что есть Бог? Если вокруг столько тьмы, разрушения и ненависти, как это все может быть божьей волей?« Но она умеет найти в этом силу». Она смеется. «Впервые играю персонажа, у которого все более или менее в порядке! Я уже привыкла к людям, которые внутри опустошены и живут во мраке».

ФАЙФИЛД

Шон Харрис

Все идет хорошо. Наше интервью с Шоном Харрисом – колючим британцем, который сделал карьеру, играя глубоких (читай: ненормальных) персонажей, – о его роли в «Прометее» длится всего пять минут, а он уже смотрит на нас так, будто хочет схватить нас за лицо или разорвать грудную клетку. А мы всего лишь спросили про его прическу.

«Вы это серьезно?..» – спрашивает Харрис. Мы дрожим и бормочем что-то типа «этоуместныйвопроснеубивайтенаспожалуйста». В конце концов, в футуристическом мире «Прометея» только космический геолог в исполнении Харриса выглядит столь необычно: ярко-красный ирокез, выбритый с одной стороны, как в старом добром двухтысячном. Какое-то время он раздумывает над ответом, после чего решает сохранить нам жизнь. «Тут приложили руку и я, и Ридли. Он нарисовал этого парня, и у него была строгая прическа, а я предложил вот это. Было определенное беспокойство, что ирокез будет выглядеть слишком дико, но мы решили не отказываться от него».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Прометей"

Когда эта скользкая тема остается позади, Харрис рассказывает о Файфилде куда охотнее. «У него за плечами слишком много миссий, и теперь он не совсем в своем уме, – говорит Харрис. – Он из тех людей, которые чувствуют, когда что-то не в порядке. Это тот персонаж, который озвучивает мысли зрителей, уговаривая всех: »Не ходите в этот туннель, нам не стоит этого делать!«»

Файфилд для 43-летнего Харриса стал первым опытом съемки в блокбастерах. «Вообще я не привык сниматься в фильмах такого типа, – признается он. – Но это же Ридли Скотт и »Чужой« – это самый грандиозный из всех моих прошлых и будущих фильмов. После встречи с Ридли мне заказали машину до дома. А приехал я к нему на метро. Вот он, успех!»

ЯНЕК

Идрис Элба

По стопам Тома Скерритта из «Чужого» пошел 39-летний британец, более известный как Стрингер Белл из «Прослушки» или Лютер из одноименного сериала. Это капитан «Прометея». Но, как настойчиво заявляет Идрис Элба, «Это другой персонаж. Янек – бывший военный».

Этот опыт, видимо, пригодится ему, когда дела пойдут наперекосяк. «Это прагматичный персонаж, реалист. Ему приходится вмешаться в происходящее… в фильме, где поднимаются такие серьезные идеи, должен быть такой человек, который в какой-то момент спросит: »Стойте… а зачем мы это делаем?«»

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Прометей"

Эту роль Элбе предложил Ридли Скотт, уже работавший с ним на съемках «Гангстера». «Ридли очень тщательно подходит ко всему, – добавляет Элба. – Он всегда отдает себе отчет в том, что должны и чего не должны делать актеры!»

Площадка, на которой происходят сцены с участием Янека, поражает воображение – это капитанский мостик, выстроенный художником по декорациям Артуром Максом, с прозрачным стеклянным полом, на котором стоит капитанское кресло. «Тут потребовалась серьезная проработка деталей, – смеется Элба. – Когда я впервые встал на эту штуку, то решил проверить, выдержит ли она меня, и вся эта конструкция зашаталась». Но он не испугался? «Нет, – с невозмутимым видом говорит Элба. – Я не боюсь высоты…»

ВИКЕРС

Шарлиз Терон

Будь то Эш, уполномоченный доставить существо на Землю любой ценой, или Берк из второго фильма, нае…вший Рипли и компанию ради наживы, фильмы о Чужих научили нас одной важной вещи: нельзя доверять корпорации Weyland-Yutani, также известной как Компания. В «Прометее» представителем Компании является Мередит Викерс в исполнении Шарлиз Терон, которую Питер Уэйланд отправляет присматривать за финансируемой им экспедицией. Значит, это она – главный злодей этой части?

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Прометей"

«Она наблюдает исподтишка, – смеется Терон. – Она всегда где-то на заднем плане и относится ко всему очень подозрительно. Она часть бюрократической машины, с которой приходится столкнуться каждому. Но вообще мне нравилась идея сыграть такого персонажа: поначалу она кажется холодной и неприступной, но затем постепенно осознает, что она тоже человек – со своими изъянами и страданиями. В итоге она оказывается персонажем с самыми грандиозными планами».
Терон не рассказывает, что именно это за планы, но Викерс тесно связана с двумя из пассажиров «Прометея». И несмотря на то что Терон – единственный обладатель премии «Оскар» из всего актерского состава, Викерс не является одним из главных персонажей. «Лучше сыграть небольшую роль в великом фильме, чем главную – в каком-нибудь дерьме», – говорит она. Однако ее статус третьестепенной героини означает, что Викерс не будет высаживаться на поверхность планеты. «Да, у меня действительно не так много экшн-моментов», – признается она. А что это за сцена в трейлере, где она от чего-то убегает? «Она бежит в столовую, – смеется Терон. – Понимаете, она выкурила косяк и теперь ее пробило на хавчик… слушайте, если я вам что-то расскажу, Fox меня из-под земли достанут». Мы вздыхаем. Терон хихикает: «Зато написать это интервью вам будет очень легко!»

ХОЛЛОУЭЙ

Логан Маршалл-Грин

Если будете играть с Логаном Маршаллом-Грином в «Свою игру», не стоит доверять ему тему «ТВ и кино» просто потому, что он актер. С чего мы взяли? Мы только что сказали ему, что его персонаж в «Прометее», безрассудный ученый Чарли Холлоуэй, по отношению к богобоязненной Элизабет Шоу в исполнении Нуми Рапас – это как Скалли по отношению к Малдеру. Он делает небольшую паузу, после чего признается: «Я, кажется, понимаю, о чем вы, – неуверенно говорит он, – но должен сказать, что не видел ни одной серии »Секретных материалов«. Или это »Смертельное оружие«?»

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Прометей"

Но когда наш разговор затрагивает фильм, благодаря которому «Прометей» появился на свет, Маршалл-Грин искупает свою вину. «На площадке я был одновременно персонажем, актером и фанатом, – говорит 35-летний американец. – »Чужой« – это один из моих любимых фильмов. Это был первый фильм категории R, который я видел. И я думаю, что »Прометей« отлично сочетает в себе первые две части. Он станет событием».

Вероятно, он также станет событием и в карьере Маршалла-Грина. До этого он пару раз появлялся на экране («Дьявол», «Бруклинские полицейские»), но режиссер по кастингу «Прометея» приметила его на сцене одного театра. Впервые за историю франшизы главных героев двое, и Холлоуэй в этой паре – импульсивная половинка, горячая голова. «Мне нравится его философия: »сначала делай, потом думай«, – говорит Маршалл-Грин. – Ему недостаточно просто встретиться со своим создателем. Он хочет встать бок о бок со своим создателем. И он готов пойти на многое, чтобы этого добиться».

МИЛБЕРН

Рэйф Сполл

«Мне позвонил мой агент и сказал, что Ридли Скотт хочет поговорить со мной о своем новом фильме про Чужих, – вспоминает Рэйф Сполл. – Я ответил ему: »Да иди ты на…й!«»

Но агент не пошел на…й, а сэр Ридли, как оказалось, действительно хотел заполучить в актерский состав «Прометея» Сполла, который до этого сыграл небольшую роль в «Хорошем годе». «Я пробовался на другую роль, – говорит 30-летний британец. – Но Ридли захотел, чтобы я сыграл Милберна. Это многое для меня значит, потому что у него хороший вкус и он смыслит в актерстве».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Прометей"

Ботаник Милберн играет в паре с Файфилдом, с которым у них по сценарию много едких диалогов. Оба они не слишком-то жаждут продолжать экспедицию, когда все начинает идти не так, как планировалось. Выходит, они…? «Да, в этом фильме мы определенно Гарри Дин Стэнтон и Яфет Котто, – смеется Сполл, опередив нас. – Я думаю, что я – это Яфет, а он – Гарри Дин. Меня это устраивает. Я бы хотел, чтобы моя карьера развивалась, как у Яфета. Сейчас я, например, работаю над альбомом в стиле фанк».

Как и в случае с Файфилдом, над Милберном посмеиваются за его слегка футуристическую внешность. Если конкретнее, за его очки без оправы. «Ох, эти очки а-ля леди Эдна (британский аналог Верки Сердючки – EMPIRE), – вздыхает Сполл. – Ридли сказал: »Мне кажется, ты должен носить очки«. Они принесли их целую кучу, я померил, и он сказал: »Идеально«. И вот он я: снимаюсь в фильме про Чужих и выгляжу как леди Эдна!»

ДЭВИД

Майкл Фассбендер

Пока что в сериале было трое андроидов – сами они предпочитают называть себя синтетиками, – которые вполне открыто работали бок о бок со своими органическими аналогами. Их имена легко запомнить по методике Алфавита Андроидов: A – это Ash (Иан Холм из первого фильма), B – Bishop (Ланс Хенриксен в «Чужих» и «Чужом 3»), C – Call (Вайнона Райдер в «Чужом: Воскрешении»), а D – это… Дэвид, который хронологически предшествует всем остальным. Не то чтобы это как-то повлияло на Майкла Фассбендера. «Я не пытался повторить и не пересматривал то, что сделал Иан Холм, хотя я помню его игру, – говорит он. – Мне не хотелось, чтобы у меня был такой продвинутый андроид».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Прометей"

Фассбендер описывает Дэвида как «презрительного» и « вроде педантичного дворецкого». Но едва ли человек, которого сегодня называют одним из самых притягательных актеров, подписался на эту роль, просто чтобы сыграть своего C-3PO? Может быть, Дэвид и не такой злобный робот, как Эш, но наверняка в его iГолове кроются какие-то намерения, которые могут иметь серьезные последствия для команды. «В первую очередь, я хотел сделать этого персонажа неоднозначным. Под…вает он тебя или говорит искренне? – говорит Фассбендер. – Не думаю, что у него вообще есть какие-то моральные ориентиры. Люди к нему не слишком-то хорошо относятся – с предубеждением, потому что он робот. Интересно, как эти человеческие черты начинают просачиваться в поведение андроида».

Тут мы явно заступаем на территорию «Бегущего по лезвию бритвы». Мы замечаем, что светлые волосы Дэвида немного напоминают о Рутгере Хауэре. «Я тут не такой брутальный, как Рутгер Хауэр», – смеется Фассбендер. Его внешность скорее должна напоминать Лоуренса Аравийского, историей которого вдохновлялся создатель Дэвида – Питер Уэйланд. «Мне казалось, что в нем должна быть какая-то женственность, – говорит Фассбендер. – Эти элементы есть и у Лоуренса, и у Дэвида Боуи». Боуи? «Я еще не говорил этого Ридли, но мне кажется, что Дэвид должен станцевать свой роботанец в секретном диско-отсеке корабля! – посмеивается он. – Представляете, как он там зажигает с диско-шаром и светящимся танцполом!»

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  154

Читайте также

показать еще


Ссылки по теме

"Прометей" в кинотеатрах Сделано на Film.ru Первый отрывок из "Прометея" и фичуретка о создании "Прометей" получил рейтинг R Дэймон Линделоф рассказал, почему "Прометей" -- не приквел "Чужого" Ридли Скотт и Дэймон Линделоф -- о "Прометее" "Чужой" Ридли Скотта имеет с "Прометеем" "фамильное" родство? показать еще

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть