Леонардо Ди Хауард

Совершенно дикий результат: увлекшись вписанием личности в масс-культуру, нормальный режиссер Рон Хауард немедля потерял себя, как личность, превратившись в усердного школяра, только осваивающего простейшие киноприемы времен 1895 года, и сам вписался в масс-культуру, как букварь, разжевывающий дебилам, кто остался на трубе, когда "А" и "Бе" упали. У школяра после этого вышел даже не "средний", а "ничтожный" боевичок.
Рецензии

Последние полчаса «Кода Да Винчи» /Da Vinci Code, The/ (2006), на которые незнамо почему грубо окрысилась католическая церковь, тогда как все про нее ясно еще в первые полчаса, вызывают, впрочем, однозначную реакцию даже у атеистов, если они читали хотя бы «Пляшущих человечков» и «Маятник Фуко». «Ага, а под Мавзолеем зарыты останки царской семьи, которые стерегут библиотеку Зои Палеолог от агрессии басурманов, склонивших даже Сулеймана Великолепного жениться на россиянке, чтобы заполучить секретные суры Корана, попавшие к православным при Алексее Комнине, победившем сельджуков». После взятия Константинополя османами суры уплыли в Рим вместе с братом последнего византийского императора и двадцать лет спустя переехали в Москву вместе с его дочкой, вышедшей замуж за Ивана Ш, построившего Кремль.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Код Да Винчи"

Неканонический Коран содержит страшную тайну, что Пророк ехал не на осле, а на муле, у которого не может быть потомства, и в дороге питался не Духом Святым, а свининой, в связи с чем охота за кремлевской библиотекой Зои, длящаяся по сей день, имела в веках весьма причудливые формы. Убийство Иваном Грозным своего собственного сына, узнавшего страшную тайну, подношение императору Николаю алмаза «Шах» за расчлененку Грибоедова, секретная миссия Анастаса Ивановича Микояна, 27-го бакинского комиссара, предавшего 26 прочих и протянувшего «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича» специально, чтобы впоследствие быть похороненным на Красной площади, где под его надгробием находится план входа в библиотеку, написанный арабской вязью, но на языке государства Урарту.

И поди докажи, что Рим не курировал Константинополь, взятый крестоносцами еще в 1204 году, а самая толстая женщина всех времен Палеолог не действовала при строительстве Кремля по указке Ватикана. А разве дело «Серых волков», покушавшихся на Папу Римского, не привело к двум Чеченским войнам, проторившим путь для объединения РПЦ с Зарубежьем? Разве Беслан – не клон дворца царя Ирода, породивший Пророка Григория Грабового? Ага, и «понаехали тут» – тайное ополчение правоверных, ждущих знака шайтана Басаева, чтобы площадь за Мавзолеем наконец превратилась в аллею шахидов. И поди докажи, что Послание Президента «о главном, о женщинах, о любви» – не Откровение Иоанна Богослова, Апокалипсис завтра не состоится и «все это» вообще, все эти логические цепочки – если не заведомый стеб, то хорошо известный симптом мании преследования, все равно вызывающий только смех у соседей по палате.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Код Да Винчи"

То есть у читающих людей к «Коду Да Винчи» неизбежно возникает сакраментальный вопрос – вызывало ли «все это» смех у Рона Хауарда по ходу постановки? Если зачем-то на главную роль он взял Тома Хэнкса, столько ли в нем цинизма, чтобы усугублять роль Хэнкса в «Терминале» /Terminal, The/ (2004)? Да и не пахнет от похудевшей звезды самопародией, наоборот, криптографией он занимается столь же старательно, как в «Терминале» был маляром-штукатуром. Зачем же оскароносцу Хауарду вся эта катавасия, которую даже овечка Долли сжевала бы без аппетита? Ведь у тех, кому чтение глубоко чуждо (что лишь подтверждается пара-литературой Дэна Брауна), «Код Да Винчи» независимо от вероисповедания должен вызвать реакцию ногами. Мдаа, вопрос века – денег-то у Рона с Томом давно куры не клюют. Если на содержание приобретенной недвижимости Рону с Томом хронически необходимы миллионные гонорары, не проще ли отдать ее обратно? Они ж – не такое жлобье, как мы?

По здравому размышлению, то единственное «хорошее», что могло двигать Хауардом в экранизации Брауна – прикосновение к Леонардо как естественному антиподу господствующих ныне стадных инстинктов и массовых истерий. Как говорится, «о, Винчи, ты во всем – единый, ты победил старинный плен… пророк иль демон, иль кудесник… и у тебя во мгле иконы с улыбкой Сфинкса смотрят вдаль полуязыческие жены…» и т.д. Тогда пара-литература может быть даже удобней «хорошего» аналога («Вообрази себе картину», например) для экранного проявления единого и свободного полета мысли, и как раз отсутствующие характеры, механическое поведение, примитивные диалоги станут мысленным материалом, где все люди и события – лишь мелкие штрихи большой идеи. Тогда и кинозвезд можно брать, как «штрихи», чтобы нарочно ничего не играли, и погони с выстрелами сработают, и череда головоломок – тоже ход ассоциаций одного большого ума. В фильме действительно наиболее тщательно сработаны криптекс и компьютерная репродукция «Тайной вечери» (у Брауна она обыкновенная). Хауард намеревался вписать в масс-культуру свободомыслие.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Код Да Винчи"

Увы, кино сразу и неожиданно проявляет крайне неприятную вещь, на бумаге не столь заметную. Были у Христа жена с детьми или не были – это, может, что-то изменило бы в истории человечества, но в самом человечестве не изменило бы ничего. То есть это уже не мысль собственно, а такой же «штрих» ее полета, как поиски Грааля и место захоронения Марии Магдалины. Христианство стало частью масс-культуры и, судя по истеричной реакции Ватикана, даже требует себе этого статуса. В ситуации саморазоблачения Новый Завет напоминает «Протоколы Сионских мудрецов» и не касается больше личности, в том числе Леонардо, не заставляет задуматься обо всем вместе, а без личности «Код Да Винчи» тут же рассыпался в пыль. Без личности фрагменты поиска больше не связаны, а равны самим себе. Можно сметать веником на совочек и – в топку. Том Хэнкс – это Том Хэнкс, Одри Тоту – Одри Тоту, и то, что она – французская актриса в Голливуде, как Юрген Прохнов – немецкий актер там же, лишь добавляет бессвязности «глобализированному» происходящему. Все сцены, несмотря на вроде бы лихо закрученную интригу, на экране становятся еще разрозненней, чем на бумаге, из-за экранной избыточности относительно слов. Интриги оказывается даже мало на два с половиной часа хронометража.

Особенно ужасны начальные сцены с убийством дедушки, профессорской лекцией, первым допросом, бегством из Лувра, самобичеванием альбиноса, раскопками в аббатстве Сен-Сюльпис. Если бы Хауард не пытался задать масштаб размышлений о вере, а работал без претензий, исходя из простой специфики кино, как делал когда-то в «Коконе» /Cocoon/ (1985) или «Всплеске» /Splash/ (1984), он бы сам тут все сократил втрое и пустил бы вообще без текста. Текст еще ужасней: «Профессор, мы должны спешить», «Профессор, пройдемте», «Профессор, не реагируйте на то, что сейчас услышите». Ужаснее всего – флэшбэки «из детства» Тоту, допотопные по кино уже в годы «Всплеска» и «Кокона». Зачем?!! Паника старого киношника? Чуть лучше – «исторические» иллюстрации, хотя только потому, что и даны, как «иллюстрации», но и они в должной степени не выстреливают. Понадеявшись на божественную мысль, Хауард снял их тоже, как «штрихи», без изюминки, и проиграл даже советскому «Ларцу Марии Медичи» (1980). В целом эффектные комбинации «Тайной вечери» существуют на экране отдельно от костылей сэра Йена МакКеллена, а те, в свою очередь – отдельно от немыслимо нелепо снятой «загадочности» разгадки убийства его слуги. Терпение лопается аккурат между каждых двух глав.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Код Да Винчи"

Совершенно дикий результат: увлекшись вписанием личности в масс-культуру, нормальный режиссер немедля потерял себя, как личность, превратившись в усердного школяра, только осваивающего простейшие киноприемы времен 1895 года, и сам вписался в масс-культуру, как букварь, разжевывающий дебилам, кто остался на трубе, когда «А» и «Бе» упали. У школяра после этого вышел даже не «средний», а «ничтожный» боевичок. Обидно, поскольку сразу проявлено также, что было нужно на самом деле: посмеяться над «всем этим» от души, учтя столь приятную вещь, что никакая личность, не говоря уж о Леонардо, в масс-культуру не вписывается, а тем и характеризуется, что до донышка ей противостоит. Ну, что-то вроде «Безумный Сесиль Б.» /Cecil B. DeMented/ (2000), до которого чуть недотягивает «Мария» /Mary/ (2005) Абеля Феррары, сделавшая «Код Да Винчи» задолго до премьеры. Давно ведь известно, что вписывать в масс-культуру можно лишь интеллектуальные отходы.

22.05.2006 Текст: К.Тарханова
Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми Яндекс Дзен | Твиттер | Telegram | Instagram

Хочу в кино Хочу в кино —
приложение для киносвиданий
Выбери фильм и получай приглашения на свидания в кино
О проекте Контакты Вакансии Реклама Перепечатка Лицензионное
соглашение
ВКонтакте OK.RU Facebook Яндекс Дзен Твиттер Telegram Instagram
18+ Film.ru зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство Эл № ФС77-55131 от 04.09.2013. © 2019 Film.ru — всё о кино, рецензии, обзоры, новости, премьеры фильмов
Вход через Facebook Вход через ВКонтакте Вход по email
Зарегистрироваться
Регистрация


Дата рождения
*Обязательные поля Согласие на обработку персональных данных
Предложить материал
Если вы хотите предложить нам материал для публикации или сотрудничество, напишите нам письмо, и, если оно покажется нам важным, мы ответим вам течение одного-двух дней. Если ваш вопрос нельзя решить по почте, в редакцию можно позвонить.

Адрес для писем: partner@film.ru

Телефон редакции: 8 (495) 229-62-00