Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Фильм Нильса Мюллера «Убить президента» /Assassination of Richard Nixon, The/ (2004) – неприятный, но Шон Пенн там – гениальный. Уж никакого сравнения с деревянной «Переводчицей» /Interpreter, The/ (2005). И пусть сам по себе сюжет – новая версия «С меня хватит» /Falling Down/ (1993) или мужская – «Монстра» /Monster/ (2003). И все это видено-перевидено, а неприятно за счет нарастающей «политкорректности». Тем не менее, так даже легче. Смотришь только, как он играет, зачастую «мимо нот», причем в хорошем смысле. Когда ноты дурацкие, лучше мимо.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Убить президента"

Кто из нас хоть раз в жизни не мечтал убить президента? Любого. Войну ведет (как бы во Вьетнаме), терроризм плодит (как бы в Вашингтоне), цены растут (как бы на «Кадиллаки»), работы нет (кроме как бы торговли воздухом), а дети кушать просят. Жена ушла, потом нашла другого, деваться некуда, кредита не дают, все издеваются, включая родного разбогатевшего брата. Раз не дают – можно только издеваться. Система работает только на деньги или на людей с деньгами. На остальных система не работает, а только врет им, врет во главе с этим президентом, который по телевизору поет старые песни о главном. В голове при этом играет музыка Моцарта (Бернстайна), потому что интеллигент был очкастый (или, допустим, усатый). И играл ему Моцарт, играл, пока не доигрался до «Реквиема». По президенту. По начальнику, брату, жене, собаке, себе и детям. Против затравленного состояния нет общего рецепта. Пойти и убить, кстати – тоже выход, особенно если бы все это происходило при Сталине. Шон Пенн стал бы героем, исторической личностью, убей он усатого вождя. Увы, наши на это не способны, а он именно американец, и его Никсон – вполне заурядная сволочь. Тем не менее, желание убийства – лишь мечта маленького человека, поскольку показан классический случай Акакия Акакиевича. Мечта в жизни кончается фантасмагорией. Акакий, к примеру, стал мстить только после смерти.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Убить президента"

При этом «Убить президента» имеет дело с реальными событиями. В 1974 году некий Сэмюэл Бикк в Балтиморе действительно попытался покуситься на святое. Какой бы сволочью ни был Никсон, для Америки он – святое. Слишком часто и небезуспешно покушались там на президентов, чтобы за 200 лет не выработался стойкий национальный комплекс: закон есть религия, нарушитель закона – бес, террорист – монстр. Единственное, что в этой ситуации решили сделать создатели фильма – в XXI столетии «конца истории», когда есть только «частная жизнь», попытаться понять монстра как живое частное лицо и вывести: не доводите его, не доводите до греха, ну, пожалуйста. Создатели фильма показывают Сэма Бикка лишь с симпатией и сочувствием, но показывают все той же неумолимой системе. Да, она очень плохая, в XXI веке можно уже говорить не о беллетристике «С меня хватит», а о реальных событиях, и они тоже были плохие. Но другой системы нет, и все равно, как только Сэм на что-то решается – он больше не человек. Именно монстр, просто, по мнению создателей, это имеет две «человеческие» составляющие – полная «плохизна» плюс психзаболевание. То есть в конце концов на все «сочувствие» остается лишь красочная психболезнь, а на самом деле «решившийся» может лишь убивать, недаром ему очень красочно подсовывают собаку.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Убить президента"

Только на такой «сбалансированный» расклад не надо брать Шона Пенна. Если артист гениальный, по-настоящему красочно вылезет лишь режиссерская глупость. Пенн сыграл именно интеллигента. Кто-то скажет – «неудачник», «завистник», «слабак». Однако им показаны не неудачи, а чувство собственного достоинства, не зависть, а вера, не медленное схождение с ума, а полное крушение надежд. Даже нелепо: как бы создатели ни старались местами опустить Бикка, намекая на его зацикленность на самом себе, даже на ужине у компаньона (Дон Чидл) его вроде бы обременение посторонних собственными проблемами – только искренность и тонкость, основанные на доверии. Как всякий интеллигент, он думал, что друзьям можно доверять. И детей любил, хоть и не мог уже притворяться белым и пушистым, когда находился в отчаянии. А уж в конце в ресторане с бывшим боссом – и объяснять не надо. Сэм Бикк не убил, потому что не может убить. Вообще. Вот босс как раз может, брат может, жена может, а он – нет. Вероятно, единственный из присутствующих, он – тот, кто в крайнем случае убьет только себя. Это и есть настоящий конец фильма, где дальше – только фантасмагория. Сцена в аэропорту, когда Пенн закидывает голову, сидя в зале ожидания, невозможна, если накануне он действительно убил собаку, а не всего лишь представил это себе. Убийства по Пенну – вообще только представление. Или наоборот: если Сэм Бикк столько поубивал, невозможно все то, что нам показали прежде. Не было интеллигента, Моцарта, цветов и денег для жены, неспособности соврать даже незнакомцу.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Убить президента"

Своим исполнением Пенн популярно объясняет, что создатели фильма так ничего и не поняли про Сэма Бикка. Если бы поняли, приняли бы все подряд, без какой-либо психболезни. А так – либо не было человека, либо не было монстра. Все потому, что Нильс Мюллер врет себе столько же, сколько Никсон – ему. Нельзя в настоящем кино и рыбку съесть, и на велосипеде покататься. Или оно ненастоящее, что мы как раз имеем. Из художественных достоинств хотелось бы отметить лишь новое удачное партнерство Пенна с Наоми Уоттс, как бы закономерно продолжающее их отношения в «21 грамме» /21 Grams/ (2003) Алехандро Гонсалеса Иньярриту.

Комментарии  89


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть