Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Дело 39»

В «Деле 39» Рене Зельвеггер узнает о том, что внутри девочек-подростков могут жить настоящие демоны, а так же что осы кусаются, а собаки рычат.

Социальный работник Эмили подозревает, что родители маленькой славной девочки Лилит собираются свою крошку убить. Девочка смотрит печальными глазами, родители смотрят упырями, но работница не дремлет и когда упыри засовывают ребенка в духовку и включают газ, доблестно врывается в помещение и спасает дитя. Родители отправляются в тюремный дурдом, пережившая травму девочка – в дом работницы, решившей приютить бедняжку. Но когда вокруг начнут умирать люди, добрая женщина поймет, что духовка – это довольно остроумная идея, если речь заходит о демонах в обличье детей.

Вообще говоря, учитывая фильмографию главных героев, «Дело 39» можно описать как «очаровательная Бриджит Джонс попадает в Сайлент Хилл». Лицо Рене Зельвегер за минувшие годы приобрело еще более встревоженно-овечье выражение, Жоделль Ферланд, игравшая в «Сайлент Хилл» /Silent Hill/ (2006) и «Стране приливов» /Tideland/ (2005), продолжает оставаться невероятно красивым ребенком, при взгляде на которого хочется быстро сказать «я тут ни при чем, просто мимо шел», ждем не дождемся ее в третьих «Сумерках» /The Twilight Saga: Eclipse/ (2010). Вместе они вполне могли придать новое звучание старой теме «тетя Мотя из пригорода на краю мрачной бездны».

И, между прочем, почти придали. Кровавая баня, которую устраивает малышка, демонические осы, демонические собаки и прочие маленькие помощники черта, нападающие на тех, кого девочка выбрала своей жертвой – все это довольно мило и пугает ровно на столько, на сколько может пугать после сотен похожих хорроров. Действительно страшно становится на сцене, когда нежная Жоделль объясняет симпатичному и участливому детскому психологу, что тот крайне поверхностный тип. Поверхностный – значит легко постигаемый, поясняет девочка и в этот момент фильм превращается во что-то занятное: насмешку над туповатым оптимизмом, свойственным чрезмерной вере в психологию, и не менее туповатой надменностью, с которой мир взрослых отказывает детям в праве быть такими же, как они – опасными.

Энтузиазма, впрочем, хватило не надолго и фильм быстро превращается в историю о том, что одно дело – любить детей за зарплату, и совсем другое – готовить хлопья с молоком исчадью ада. Обычное плаксивое выражение лица Зельвеггер сменяется откровенной истерикой и смотреть на это действительно приятно. Сделав виктимность основой своего амплуа, актриса добилась странного эффекта – до тех пор, пока ее действительно не прижмут обстоятельства (будь то ссора с негодным мистером Дарси или нападение порождения тьмы), удовлетворение не наступает. Чтобы вспомнить, что она умеет что-то еще, нужно пересмотреть даже не«Чикаго» /Chicago/ (2002), а «Сестричку Бетти» /Nurse Betty/ (2000) и бессердечное удовольствие от того, как энергично гоняет девочка свою благодетельницу, в итоге остается главным впечатлением от фильма.

А то, что внутри каждой девочки-подростка черт сидит, мы и без «Дела 39» знаем.

Комментарии  125

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть