Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Спустя полгода после вспыхнувшей в Британии эпидемии людоедского бешенства, экспрессивно описанной в фильме Дэнни Бойла «28 дней спустя» /28 Days Later…/ (2002), все инфицированные передохли от голода. Страна под мудрым руководством американской армии начинает потихоньку приходить в себя, выжившие переселяются в Лондон на фортифицированный Собачий остров, где снайперов едва ли меньше, чем мирных жителей. Туда же спешит и герой (точнее – антигерой) Роберта Карлайла, трусливо оставивший свою жену (Кэтрин МакКормак) в лапах последних зараженных. Вскоре мы видим его большим начальником инженерной службы, встречающим своих детей, Тамми и Энди, из карантинного лагеря, куда те попали в самом начале эпидемии. Судьба героев первого фильма остается неизвестной – история продолжается с новой главы и с новыми лицами.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "28 недель спустя"

Будто подхватив вирус ярости от Дэнни Бойла, режиссер Фреснадильо ведет свой фильм как убегающую от снайпера мишень. Рывками и перебежками он то несется, то крадется от одной поворотной точки сюжета к другой – и каждая из них кажется настолько важной и здорово придуманной, что раскрыть любую было бы кощунством. Вот единственный спойлер: удрав из охраняемого периметра в отчий дом за памятными предметами, Энди и Тамми обнаруживают там считавшуюся погибшей маму – живую, не опасную, но не сказать чтобы невредимую. Руки искусаны, сознание спутано, в глазах кровавая пелена. Подозрительную гражданку привозят на Собачий остров, и теперь жителям новой Англии будет отчего снова прийти в бешенство.

Делая ставку на Хуана Карлоса Фреснадильо, Дэнни Бойл (здесь – только продюсер) имел глубокий расчет. Испанец Фреснадильо плохо знаком с хоррорами и не слышал стишок «Don't forget to kill your dad» из комедии «Зомби по имени Шон» /Shaun of the Dead/ (2004). Оттого чувства героини, целящейся из винтовки в своего переродившегося отца, он воспринимает настолько остро, что ассортимент нравственного выбора в «28 неделях» доходит порой до натуральной достоевщины. И это жутко трогательно. Даже неизбежные киноманские аллюзии (скажем, Роберт Карлайл уже ел людей в «Людоеде» /Ravenous/ (1999) Антонии Берд) у человека с такой тонкой душой выглядят не досадным повтором, а верностью традициям.

Но душа душой – а о выборе подходящего калибра Фреснадильо тоже не забывал. Работают все пулеметы страны, добрая половина сцен снимается через оптический прицел. Американская военщина расстреливает англичан, травит их газами, жжет напалмом и рубит на куски лопастями армейского вертолета. Кровь литрами плюхается на стекло камеры, кадры в ужасе перебивают друг друга. Из-за невозможности перегородить лондонские улицы фильм снимали по ночам, оттого бои смотрятся как хроника уличных столкновений в Прибалтике конца 80-х – все орут на иностранном языке, темно, непонятно, но жутко страшно. При этом Фреснадильо умудрился не только переплюнуть оригинал по части и экшна, и смыслового подтекста, но и подложить свинью тем, кто решится продолжать франшизу. Устранение из фильма романтики, людоедского юморка и эволюция раздумий о власти ствола (помните солдатский беспредел в первом фильме?) чуть ли не в политические заявления – это так же прекрасно, как сцены массового уничтожения огнем. Но на бегу, за четыре секунды изложить краткое содержание вполне возможного триквела – ну что еще нужно сделать, чтобы никогда больше не слышать в свой адрес «небесталанный»?

Комментарии  103




Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть