Наверх
Фильмы 2017 Невеста Притяжение Звонки Лего. Фильм: Бэтмен На пятьдесят оттенков темнее Джон Уик 2 Великая Стена Обитель зла: Последняя глава Защитники
Джунгли не дозвались.
Звезды, не попавшие в Юрский период
Тайны двух океанов.
13 звезд кино, имеющих собственный остров
Из князи в грязи.
12 кинокритиков, ставших режиссерами
Секс на продажу.
10 самых успешных эротических лент в истории Голливуда
На секретной службе.
15 лучших экранных разведчиков и тайных агентов

Вор во спасение

Все, что мы можем рассказать о новом блокбастере «Великая стена»

Великая Китайская стена защищала страну от северных кочевников. Или нет? В чем было истинное предназначение этой грандиозной постройки? Новый голливудско-китайский блокбастер предлагает неожиданный ответ. Согласно нему, оборонительные укрепления были сооружены для защиты от инопланетных пришельцев! Этот исторический фантастический боевик, который для студии Legendary поставил знаменитый режиссер Чжан Имоу, получил название «Великая стена».

Мы не можем до выхода ленты в российский прокат раскрыть все ее тайны, но мы многое можем рассказать о фильме, в котором герой Мэтта Деймона – пробравшийся в Китай западный наемник – бок о бок с лучшими китайскими войнами защищает империю от полчищ чудовищных монстров.

Предыстория

Тех, кто знает Китай и китайскую историю, Великая Китайская стена одновременно впечатляет и смешит. С одной стороны, это с трудом укладывающееся в голове сооружение длиной в тысячи километров, которое строили миллионы рабочих на протяжении полутора тысячелетий. С другой стороны, несмотря на всю свою внушительность, стена не смогла защитить Китай от завоевателей. Там, где ее трудно было взять штурмом или обойти, захватчики подкупали военных чиновников или договаривались с ними. Именно так, с помощью предателя, стену в XVII веке преодолели маньчжуры. Они сокрушили этнически китайскую династию Мин и учредили свою династию Цин, правившую страной вплоть до 1912 года. В эпоху маньчжуров стена стала олицетворением политической немощи китайцев и предметом издевок со стороны цинских правителей.

Отношение к стене изменилось лишь в годы правления Мао Цзэдуна. Для националистически настроенного коммунистического режима стена была символом созидательной мощи народа. Мао говорил, что каждый настоящий китаец должен побывать на стене, и этот наказ в Китае до сих пор чтят. Для иностранцев же стена даже в годы ее «позора» была главной китайской достопримечательностью и объектом постоянного внимания, восхищения и изучения.

Американский финансист Томас Тулл, который в 2000 году основал и возглавил киностудию Legendary Entertainment, всегда был поклонником стены. Когда руководишь созданием эпических блокбастеров вроде «Бэтмена: Начало», «300 спартанцев» и «Тихоокеанского рубежа», лучше всех понимаешь, как трудно было в далеком Средневековье организовать постройку даже простой крепости. А о Великой стене и говорить не приходится. С тех пор как Тулл услышал, что стена – это единственное древнее сооружение, которое видно из космоса (кстати, это миф – стену плохо видно с высоты, поскольку она того же цвета, что и окружающая почва), он мечтал снять блокбастер, передающий его восхищение стеной.

Томас Тулл

Томас Тулл

Шанс осуществить мечту Туллу представился, когда в конце 2000-х Legendary начала переговоры о создании совместной с китайцами кинокомпании Legendary East, базирующейся в Гонконге. Как известно, в Китае действуют жесткие прокатные квоты для иностранных фильмов, которые можно обойти лишь в том случае, если картина создавалась при активном участии китайских кинематографистов и китайских кинокомпаний. В 2011 году Legendary подписала договор о партнерстве с китайской студией Huayi Brothers, а когда сотрудничество голливудцев не устроило, то партнерский договор в 2013 году был заключен с государственной компанией China Film Group Corporation, крупнейшим китайским прокатчиком.

В 2011 году было объявлено, что первым фильмом Legendary East станет «Великая стена» – фантастическая история, которая «объяснит», в чем было истинное предназначение постройки. Автором идеи картины были Томас Тулл и Макс Брукс, сын знаменитого комедиографа Мела Брукса, сценарист телевизионных комических скетчей и сочинитель фантастического романа «Мировая война Z», который лег в основу одноименного блокбастера.

Суть замысла Тулла и Брукса состояла в том, чтобы уйти от мутной и кровавой средневековой политики и сделать «Великую стену» никого не обижающей вымышленной историей о войне древних китайцев с чудовищными пришельцами из космоса. Отметим, что Тулл, приложивший руку к картинам «Джек – покоритель великанов», «Годзилла», «Тихоокеанский рубеж» и «Мир Юрского периода», считает эпическое кино о войнах с монстрами одной из специализаций своей студии.

Естественно, в фильме должен был быть западный главный герой в исполнении голливудской звезды, но в основном чудовищам должны были противостоять восточные солдаты и офицеры. Таким образом Тулл и Брукс надеялись исключить обычную политкорректную претензию к кино о «белых спасителях». Мол, у нас не история о белом человеке, который спасает Китай, а фильм о европейце, который помогает китайцам спасти самих себя. Международное партнерство – идеальный сюжет для первого фильма международной студии.

В объявлении о начале работы над «Великой стеной» говорилось, что проект возглавит Эдвард Цвик, режиссер военно-исторических лент «Слава» и «Последний самурай». Это было очевиднейшее назначение, поскольку «Последний самурай», рассказывающий об американце в восточной стране, был сюжетным прототипом для «Великой стены». В обеих лентах речь шла о циничном человеке западной культуры, который обретает новый смысл жизни, когда видит, как героически сражаются воины Дальнего Востока. Вместе с Цвиком над первой редакцией сценария «Великой стены» работал его постоянный сотрудник Маршалл Херсковиц.

Тулл рассчитывал, что съемки начнутся в 2012 году или в самом начале 2013 года. Предполагалось, что три главные роли сыграют Бенджамин УокерПрезидент Линкольн: Охотник на вампиров»), Гэнри КавиллЧеловек из стали») и красотка Чжан ЦзыиКрадущийся тигр, затаившийся дракон», «Мемуары гейши»). Однако вместо начала съемок у Legendary East в 2012 году начались упомянутые выше финансовые проблемы с китайскими совладельцами компании, и проект пришлось на время заморозить. Цвик не стал ждать, пока трудности разрешатся, и переключился на шахматный байопик «Жертвуя пешкой». Вместе с ним от картины отключились актеры, с которыми Цвик ранее договорился.

Когда в 2013 году дела у Legendary East наладились, проект был перезапущен, причем с участием более именитого постановщика. В 2014-м студия подписала контракт с Чжаном Имоу, одним из самых известных в Китае и мире восточных режиссеров.

Чжан Имоу

Чжан Имоу

Чжан (напомним, что у китайцев полное имя начинается с фамилии) родился в семье сторонников Гоминьдана – консервативной партии, противостоявшей коммунистам. Из-за этого во времена «культурной революции» будущий режиссер был исключен из школы и отправлен на «перековку» в колхоз. Затем он несколько лет работал на текстильной фабрике. Чжан увлекался рисованием и фотографией и мечтал о работе в кино, но поступить в Пекинскую киноакадемию смог лишь в возрасте 27 лет, когда «культурная революция» завершилась. Ему понадобилось специальное разрешение властей, чтобы сдавать экзамены в столь «солидном» возрасте.

После учебы и нескольких лет работы оператором 36-летний Чжан Имоу в 1987 году выпустил свой режиссерский дебют «Красный гаолян». Драма о китайских крестьянах во время японского вторжения 1931 года стала прорывом не только для постановщика, но и для всей китайской кинематографии. Лента удостоилась «Золотого медведя» Берлинского кинофестиваля и стала первым «коммунистическим» китайским фильмом, попавшим в американский прокат. Уже тогда режиссер демонстрировал поразительное мастерство в создании исключительно красивых и драматичных лент.

В 1980-х и 1990-х Чжан в основном снимал трогательные и человечные семейные истории, часто рассказывавшие о китайских крестьянах. Однако после всемирного успеха драматичного боевика его тайваньского коллеги Энга Ли «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» Чжан переключился на масштабные и пафосные ленты вроде «Героя», «Дома летающих кинжалов», «Проклятия золотого цветка». В 2011 году режиссер выпустил свою первую картину с участием западной звезды. Это была военная драма «Цветы войны», в которой главную роль сыграл Кристиан Бейл. Китай выдвинул «Цветы войны» на «Оскар» в категории «лучший фильм на иностранном языке», но картина даже не попала в число номинантов.

Все эти десятилетия Чжан снимал серьезные картины для взрослых и старших подростков. Поэтому ему хотелось снять что-нибудь занимательное и детское. «Великая стена» была как раз таким проектом, который к тому же давал возможность воспеть памятник китайской архитектуры и прославить китайских воинов в международном кино. Так что, когда продюсеры начали предлагать сценарий знаменитым постановщикам Голливуда и Китая, Чжан проявил наибольший интерес и получил работу. Инвесторы были очень рады – участие именитого творца упрощало дальнейшее приглашение знаменитостей и переговоры с китайскими властями.

Работа над фильмом

Под руководством Чжана Имоу сценарий «Великой стены» был переписан. Главным изменением стала переработка антуража повествования. Если прежде действие развивалось во время строительства стены и европейские персонажи в начале картины наблюдали, как стена лихорадочно достраивается в ожидании вторжения, то в окончательной версии текста ко времени приезда европейцев стена давно построена, оборудована по последнему слову средневековой техники и защищена элитными войсками. Это подчеркивало богатство и силу Китая, но также превозносило западных воинов. Ведь только лучшие из лучших могут помочь такой армии на таких укреплениях.

Чжан Имоу предложил сделать монстрами картины «тао-тиэ» (или «тао-тэ») – загадочных монстров из древних хроник. В разных источниках эти существа описываются по-разному. Объединяя все описания, можно сказать, что тао-тиэ – это вечно голодные демоны-чудовища наподобие драконов, которые символизируют безумную страсть к еде и богатству.

 

Именно так, мистически, тао-тиэ понимают китайские персонажи картины. Однако из их объяснений ясно, что Китай атакуют многочисленные инопланетяне, сжирающие все на своем пути и внешне напоминающие ящеров человеческого размера. Они куда умнее и организованнее, чем животные, но воюют зубами и когтями, а не оружием. Тела тао-тиэ отлично защищены, и лучший способ их убить – проткнуть им глаза. Они живут и размножаются в неприступных горах, откуда спускаются на равнину раз в 60 лет (традиционный китайский календарный цикл). Поэтому у китайской армии после каждой кровопролитной победы есть время, чтобы зализать раны, набрать новое войско, учесть свои ошибки и модернизировать защитные сооружения стены.

Как европейцы оказываются в Китае? Не самым лестным для них образом. Они проникают в страну, чтобы выведать секрет пороха и выгодно продать его в Европе. Естественно, китайцы легко их ловят и быстро определяют, с кем имеют дело. После этого главный герой, впечатленный увиденным на стене и напуганный вторжением монстров, решает помочь отбить атаку. В то время как его спутник думает лишь о том, как бы в боевой суматохе улизнуть с заветным порохом.

Над окончательной редакцией сценария трудились Тони Гилрой (киноцикл о Джейсоне Борне), а также Карло Бернард и Даг Миро, соавторы видеоигрового блокбастера «Принц Персии: Пески времени». Чжан принимал самое активное участие в доведении текста до ума. Он предлагал свои идеи и пояснял, что китайским зрителям будет интересно увидеть в развлекательном кино. С самого начала сценарий писался в расчете как на западную, так и на восточную аудиторию.

Прекрасно понимая, что языковой барьер и постановочная сложность грандиозного блокбастера с бюджетом в 150 миллионов долларов не позволят ему уделять все внимание актерской игре, Чжан Имоу заявил продюсерам, что возьмет на главные роли лишь тех, кого сочтет талантливыми актерами, способными сыграть без постоянного режиссерского присмотра. Конечно, он не собирался ничего пускать на самотек, но нянчиться с каждым актером режиссер не мог физически.

Ко времени приглашения в «Великую стену» Чжан давно был поклонником Мэтта Деймона. Ему импонировали мужественность и красота актера, его очевидный ум и «универсальная» харизма, позволяющая играть как героические, так и морально неоднозначные роли. Чжан пригласил Деймона на главную роль и не разочаровался. Актер не только с упоением выполнял свою часть работы над фильмом, но и был своего рода ассистентом режиссера, помогавшим Чжану объяснять свои идеи американским подчиненным. Для Деймона было честью сотрудничать с классиком восточного кино. Кстати сказать, съемки картины требовали более сотни переводчиков, поскольку почти над каждой составляющей проекта китайцы и американцы работали вместе, и мало кто из них понимал язык иностранных коллег.

Энди Лау, Мэтт Деймон, Чжан Имоу, Цзин Тянь и Педро Паскаль

Энди Лау, Мэтт Деймон, Чжан Имоу, Цзин Тянь и Педро Паскаль

Также из западных актеров в картину были приглашены американский выходец из Чили Педро Паскаль (Оберин Мартелл из сериала «Игра престолов») и ветеран Уиллем Дефо. Первый изобразил алчного спутника главного героя, а второй – европейца, который уже много лет живет в Китае и учит местных аристократов английскому языку. Благодаря ему главный герой, не знающий китайского, может общаться с некоторыми восточными персонажами без толмачей.

Среди прочих английским языком владеет главный стратег обороны стены, который изучает монстров и объясняет, как их побеждать. Эту роль получил мэтр гонконгского кино Энди Лау, снимавшийся у Чжана в «Доме летающих кинжалов». Заметим, что Лау сыграл главную роль в гонконгской «Двойной рокировке» – фильме, ремейком которого были голливудские «Отступники» с Мэттом Деймоном. Когда звезды это осознали, они часто шутили по этому поводу.

Знает язык европейцев и главная героиня картины Линь Мэй, которая в начале ленты командует отрядами женщин-копийщиц. Почему женщин? Потому что этих воительниц спускают со стены на канатах, чтобы они кололи монстров, летая у них над головами. Чем меньше весит «летающий воин», тем меньше сил нужно, чтобы его спускать, поднимать и удерживать в боевой позиции.

Со стороны это может показаться глупым, но когда воюешь против монстров с очень толстой чешуей, то очень важно подбираться к ним как можно ближе, чтобы бить точно в глаза. Метать в них копья было бы неэффективно, а за стрельбу из луков и рукопашный бой в армии стены отвечают другие отряды, укомплектованные мужчинами. Естественно, такой бой исключительно опасен, но в войне с монстрами всем угрожает смерть. Просто кто-то погибает раньше, а кто-то позже.

Роль Линь Мэй получила восходящая китайская звезда Цзин Тянь. Скоро мы увидим ее в голливудских блокбастерах «Конг: Остров черепа» и «Тихоокеанский рубеж 2». Прежде Цзин с американцами не работала, и ей пришлось днями и ночами зубрить английский язык, чтобы получить роль в «Великой стене». К счастью, красота почти гарантировала ей место в кадре еще до того, как она освоила язык роли.

Прочие китайские роли в картине исполнили пекинец Чжан Ханьюй (командующий обороной стены), обладатель двойного тайваньского и канадского гражданства Эдди Пенг (один из командиров китайских войск) и китайские поп-звезды Лу Хань (молодой и недотепистый солдат) и Ван Дзюнкай (подросток-император). «Сладкий красавчик» Лу Хань столь популярен среди китайских зрительниц, что именно он, а не Энди Лау или Мэтт Деймон, был главным объектом внимания фанаток во время съемок картины. Кстати, его фанатам принадлежит рекорд Гиннесса по числу комментариев к посту в китайском блог-сервисе Weibo. За три года пост Лу Ханя, посвященный его любви к команде Manchester United, набрал 100 миллионов комментариев.

Презентация фильма "Великая Стена" в Пекине

Презентация фильма "Великая Стена" в Пекине

Как уже отмечалось, стену в фильме защищают несколько родов войск, у каждого из которых своя красочная форма, свое вооружение и свое условное название, данное в честь мощного животного. «Орлы» стреляют из луков и арбалетов. «Тигры» ведут огонь из катапульт и обслуживают инженерные сооружения на стене и внутри нее. «Олени» – это кавалерия и пехота поддержки. «Медведи» – тяжелая пехота. Наконец, «журавли» – это описанные выше женщины-копийщицы. Слаженная работа армии олицетворяет китайский коллективизм.

Над созданием доспехов, оружия и прочего военного реквизита картины работали специалисты из новозеландской студии Weta, которая прославилась благодаря киноциклу Питера Джексона «Властелин Колец». Так как массовка у Чжана была больше, чем у Джексона, то и усилия пришлось приложить большие. Всего было изготовлено 13 тысяч костюмов и доспехов. Дизайны основывались на реальном оружии XII века, но так как картина фантастическая, то авторы ленты не чувствовали себя сильно скованными историческими реалиями.

В отличие от фильмов вроде «Викинга», авторы которых настаивают, что средневековые воины должны быть грязными (на съемках «Викинга» даже использовался специальный «гряземет»!), в «Великой стене» все китайские воины чисты и подтянуты, а их доспехи начищены до блеска. Напротив, европейцы даже после ванны и бритья выглядят чуть замызганно. Но это потому, что они много месяцев добирались до Китая, а до этого всю жизнь странствовали и воевали. Китайцы же всю жизнь сидят на одном месте, и у них есть время чиститься, мыться и натирать доспехи.

Поскольку монстры слишком опасны, чтобы часто биться с ними врукопашную, главный герой картины – мастер не меча, а лука. Естественно, его трюки исполнялись с помощью каскадеров и спецэффектных съемок, но Мэтту Деймону все же пришлось научиться быстро стрелять. Он занимался под руководством Лайоша Кашшаи – венгерского эксперта по средневековому луку и одного из мировых рекордсменов по скоростной стрельбе из старинных луков. Меткости от актера не требовалось, но и просто быструю стрельбу было освоить нелегко.

Как и противостоящие им воины, монстры в фильме делятся на несколько групп. В основном их армия состоит из рядовых «солдат», но в ней также есть более крупные «паладины», которые защищают командующую армией «королеву-матку», самую большую из всех монстров. Охота на «королеву» в определенный момент становится важной частью сюжета. Монстров создавали с помощью компьютерной графики на голливудской студии ILM. Еще художники «размножали» людскую армию, превращая сотни статистов в тысячи, и рисовали некоторые живописные фоны.

Напротив, видимый в кадре участок Великой стены был сооружен декораторами в натуральную величину. Всего было построено четыре стенных декорации под открытым небом, которые использовались для батальных сцен (никто бы не позволил снимать боевик на реальном памятнике архитектуры). Самая большая из декораций была 150 метров в длину. Эта часть съемок проходила в окрестностях портового мегаполиса Циндао в 800 километрах от Пекина.

Интерьерные съемки шли на студии China Film Group в Пекине (там было сооружено около 70 декораций, в том числе роскошный императорский тронный зал). Наконец, съемки в пустыне шли в пустыне Гоби и в национальном природном парке Ярдан на северо-западе Китая. Ярдан сравнивают по красоте с американской Долиной монументов на границе штатов Аризона и Юта.

Съемки картины начались 30 марта 2015 года и завершились 7 августа. Сперва проходили студийные съемки, затем съемки в уличных декорациях стены и, наконец, завершившие работу съемки в пустыне. График был рассчитан так, чтобы идти от более комфортной работы к менее комфортной, дабы самые сложные задачи были поставлены, когда огромная съемочная группа полностью сработалась. Фильм стал самой дорогой и масштабной лентой, когда-либо созданной в Китае.

Персонажи «Великой стены»

 

Уильям Гэрин – главный герой фильма. Это опытный европейский наемник и блестящий лучник. Уильям возглавляет отряд, который был нанят, чтобы проникнуть в Китай и выведать секрет пороха. Ко времени завершения путешествия в отряде остается всего два человека. Уильям всю жизнь сражался ради денег и выживания, и битва с монстрами дает ему шанс впервые сделать что-то по-настоящему героическое. Он не может этот шанс упустить. Уильяма сыграл Мэтт Деймон.

 

Перо Товар – второй главный герой фильма. Перо – старый боевой товарищ Уильяма, который сопровождает героя в походе. Это тоже очень опытный воин, который всю жизнь провел в странствиях и боях. В отличие от Уильяма, Перо хочет быть богачом, а не героем. Поэтому он думает лишь о том, как бы улизнуть из Китая с порохом. Перо сыграл Педро Паскаль.

 

Командир Лин Мэй – главная героиня фильма. В начале действия она возглавляет отряды «журавлей», защищающих стену. Лин Мэй с детства в армии, и она не видит для себя другой жизни, кроме служения Китаю и императору. Она готова умереть, чтобы исполнить свой долг. При этом, однако, она владеет английским языком и проявляет живой интерес к иностранцам. Лин Мэй сыграла Цзин Тянь.

 

Стратег Ван – главный китайский эксперт по монстрам, который изучает чудовищ и планирует оборону стены. Он умеет сражаться, но его главное оружие – цепкий ум. Ван владеет английским языком. Его сыграл Энди Лау.

 

Генерал Шао – командующий обороной стены. Это мудрый военачальник, который покровительствует Лин Мэй. Генерала сыграл Чжан Ханьюй.

 

Баллард – пожилой европеец, который вот уже много лет живет в Китае и учит местных жителей английскому языку. Как и Уильям, Баллард пытался украсть порох и был пойман. Он все еще живет надеждой, что сможет сбежать и разбогатеть, раскрыв секрет пороха европейцам. Балларда сыграл Уиллем Дефо.

 

Пен – рядовой солдат из отряда «медведей». В отличие от прочих основных персонажей-китайцев, Пен не похож на прирожденного героя. Он неопытен, недотепист и трусоват. Однако пример товарищей и Уильяма постепенно помогает ему переродиться в смелого защитника родины. Пена сыграл Лу Хань.

Ожидания

Китайские прокатчики возлагали на «Великую стену» большие ожидания, но она их не оправдала. Выйдя в прокат 16 декабря прошлого года, фильм собрал в Китае куда меньше, чем надеялись инвесторы, поскольку ленту плохо приняли критики и зрители. И те и другие упрекали картину в недостаточной изощренности сюжета, в плоскости персонажей и в том, что лента не является в полной мере ни китайской, ни голливудской. Пытаясь потрафить всем, Чжан Имоу не смог угодить никому – американские критики пишут о фильме то же самое, что и китайцы. Мы с ними солидарны. Фильм получился красивый и «богатый», но поверхностный и скучноватый для взрослых зрителей, которым мало размашистой войны с ордой бессловесных монстров.

Что интересно, главная китайская официальная газета «Жэньминь жибао» вскоре после публикации китайских рецензий упрекнула критиков в том, что они вредят китайской киноиндустрии, публикуя слишком жесткие рецензии на дорогостоящие картины вроде «Великой стены». Показательный политический поворот – когда Чжан Имоу начинал, он считался кинодиссидентом, и у него были большие проблемы с властями. Теперь же компартия защищает его фильм от критиков.

Что ж, главное, что теперь никого не отправляют на «перевоспитание» в колхозы, и Чжану Имоу ссылка за «Великую стену» не грозит. Что же касается фильма, то он еще не сказал своего последнего слова. Чтобы окупиться, ему нужно заработать 300 миллионов долларов. 224 миллиона у него уже есть, а прокат в Америке только начался. Так что шанс не провалиться еще есть. А вот надежда на суперуспех почти умерла. Ведь если «Великая стена» не вызвала коммерческого ажиотажа в Китае, то она вряд ли вызовет его там, где мало кому есть дело до средневековых китайцев.

 16

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь



Читайте также

показать еще


 


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть