Наверх
Люди Икс: Тёмный Феникс Рокетмен Люди в черном: Интернэшнл История игрушек 4 Дитя робота Детские игры План побега 3 Проклятие Аннабель 3 Проклятие плачущей Дылда
 

Канны-2019: День 1-2. Зомби Джармуша, мигранты по Гюго и бразильский трэш

В одном солнечном французском городке начался Каннский фестиваль — 71-й смотр самого влиятельного киноконкурса мира. В этом году основная программа почти сплошь из великих: Джим Джармуш, Терренс Малик, Педро Альмодовар, Кен Лоуч, Абделатиф Кешиш, Квентин в конце концов Тарантино. Не отстают и параллельные программы — в разных секциях свои новые фильмы привезли Гаспар Ноэ, Бруно Дюмон, Квентин Дюпьё, Лав Диас и Кантемир Балагов. В плеяде имён и фильмов постарается на запутаться и не утонуть команда Film.ru, которая уже третий день бродит по Лазурному берегу и пытается понять, а где тут, собственно, показывают кино.

14 мая

К открытию фестиваля мы всё же смогли найти Дворец фестивалей — показывали там, к слову, «Мертвые не умирают», зомби-комедию тихого бунтаря и локомотива американского независимого кино Джима Джармуша. Его, как и 24 года назад с «Мертвецом», уже успели оплевать и не понять, а вообще интересное кино — смотреть его больно местами, но что уж тут поделать, мы не из слабых духом.

Кадр из фильма «Мертвые не умирают»

Кадр из фильма «Мертвые не умирают»

Джармуш взял все засаленные подтексты зомби-хорроров, которые там и так всегда подразумевались (с разной степенью удачности и серьёзности) — про общество потребления и прочие антикапиталистические байки, — и вытащил их погнить на солнышке, проорал в рупор хриплым голосом Тома Уэйтса, чтобы поняли даже те, кто проспал последние лет двести всей поп-культуры. Он шутит очевидные шутки и делает отсылки, которые и так инстинктивно рождаются в голове (если зомби, то Ромеро, если Драйвер, то «Звёздные войны»), как будто специально проверяет, какую степень поверхностности ему могут простить. Ещё вероятнее — лениво (точнее, в своём темпе) стебётся над всеми заумными постмодернистами, кто думает, что из старых жанровых смыслов сможет вывести новые авторские, собирает глобальный миф из надоевших лозунгов, тропов и колкостей про Трампа. По Джармушу искусство, кажется, мертво, оплакано и давно забыто.

Да и чёрт бы с ним.

15 мая

Первый полноценный день фестиваля начался с удара классикой: на «Двухнедельнике режиссёров» показали «Нечто» Джона Карпентера, после чего сам режиссёр вышел и ответил на все волнующие зрителей и журналистов вопросы. Странный интерес Канн к хоррору Карпентера и самой его личности, конечно, не случаен — в этом году американский постановщик получил специальную награду фестиваля за заслуги в продвижении авторского независимого кино.

Джон Карпентер

Джон Карпентер

На секции «вопрос-ответ» Карпентер в основном отшучивался и забавно подкалывал переводчицу, чьи ответы казались ему гораздо длиннее его собственных. Вопросы задавались на французском, и их, конечно, никто не переводил, так что понять, о чём вообще с Джоном говорили, можно было только по его ответам. В основном, видимо, спрашивали базовые вещи: как что снял, с кем работал, что получилось и всё в таком духе. Из интересного: выяснилось, что при написании саундтрека к «Нечто» великий Эннио Морриконе совершенно не знал английского, и Карпентеру пришлось общаться с ним — по его же словам — «на языке музыки». Сказано это было, понятно, с иронией, но все равно довольно поэтично.

Ещё оказалось, что Джон Карпентер долгое время понятия не имел, насколько его «Хэллоуин» был популярен (фильм выпускали в разных штатах в разное время, и отследить общие сборы было проблематично), безумно гордится «Человеком со звезды», не любит «Муху» Кроненберга (оригинал, дескать, лучше) и расстраивается, что его любимые фильмы про монстров заменили фильмами про супергероев. Кино в ближайшее время снимать не собирается, пока ему нравится выступать как музыканту и играть в видеоигры.

Сам показ «Нечто» на большом экране в Каннах Джон Карпентер назвал местью всем тем критикам и зрителям, что разгромили его фильм, когда тот выходил в прокат тридцать семь лет назад. Что ж, месть, как говорится, блюдо, которое подают холодным.

Отверженные

Оставив МакРиди разбираться с инопланетными захватчиками и жульничающим в шахматы компьютером, мы вернулись к основной программе — посмотрели симпатичную криминальную драму Les Misèrables (в честь, понятно, Гюго и, как ни странно, остроумно обоснованно). Фильм вырос из одноимённой короткометражки, что иногда заметно — лаконичный и хлёсткий конфликт перекрывается не всегда нужными деталями, ритм сбивается, а яркая образность теряется за попытками сделать историю шире, больше, «обо всём».

Кадр из фильма "Отверженные"

Кадр из фильма "Отверженные"

Это особенно обидно потому, что в целом «Отверженные» — хорошее кино. Такая типичная история о плохих-хороших копах в плохих-хороших районах, со слегка абсурдной и по-странному тёплой интонацией, без которой фильм мгновенно бы превратился в душную социальщину. Он и так периодически к ней стремится, но быстро берет себя в руки и на каждую сцену, где злобный коп мешает всем жить, а добрый коп на него осуждающе пялится, у него ещё две с шутками (смешными) и цирком со львами (буквальным).

Ещё в фильме совершенно великолепный финал — у дебютанта Ладжа Ли многим бы поучиться. Резко, сильно, без обязательных слезливых итогов, на высокой, так сказать, ноте.

Козодои

Конкурс становился всё страннее и страннее, а мы, в общем-то, и не против. Бразильский Bacurau от режиссёра отличного «Водолея» — занятная этнографическая психоделика, Бен Уитли с маракасами или окончательно съехавшие с катушек «Перелётные птицы» (те, что колумбийские). Здесь тоже закрытое сообщество маленькой странноватой деревушки, застрявшей где-то в прекрасном вневременье (то есть вроде и традиции, и архаика, а про дроны ребята знают), сражается с зажравшимся жестоким прогрессом. Прогресс олицетворяет отряд американцев — офисных клерков, тюремных охранников и прочих недовольных жизнью, — которые решают утолить хищнический инстинкт и со звоном Афекса Твина в ушах охотятся на людей в месте, которого даже на карте нет (и на которое, соответственно, всем плевать). Руководит ими Удо Кир, потому что ну а кто ещё.

Кадр из фильма "Отверженные"

Кадр из фильма "Отверженные"


Даже по описанию понятно, что это ну совсем не тот тип кино, который ожидаешь увидеть в основном конкурсе Канн. Скорее — где-нибудь на полуночных показах, среди канадского неотрэша и прочего занятного сумасшествия. И хотя сам фильм не настолько весёлый и безумный, как может показаться по синопсису (он безумный, просто по-другому), шаблоны он действительно рвёт нещадно и пленных не берёт. После показа кто-то даже попытался фильм «забукать», но гул быстро прервался и, кажется, сменился булькающим агонизирующим хрипом. С бразильцами не шутят.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


 23

Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть