Наверх
Фильмы 2017 Невеста Притяжение Звонки Лего. Фильм: Бэтмен На пятьдесят оттенков темнее Джон Уик 2 Великая Стена Обитель зла: Последняя глава Защитники
Из князи в грязи.
12 кинокритиков, ставших режиссерами
Денежное проклятие.
10 биографических фильмов о богатейших людях
Главные премьеры февраля 2016 года.
15 самых масштабных фильмов февраля 2016 года
Этот неловкий момент.
10 конфузов, случившихся со звездами во время съемок секс-сцен
Да пребудет с вами сила!
12 самых впечатляющих суперспособностей

Рецензия на фильм

По млечному пути

Любовь и соколы

Эксцентричная, но второсортная антивоенная трагикомедия Эмира Кустурицы, которая ничего не добавляет к тому, что режиссер уже сказал о войнах в Югославии.

6
оценка

В конце войны в бывшей Югославии сербский молочник Коста (Эмир Кустурица) возит свой товар солдатам на фронт, который проходит прямо по деревне Косты. Тем временем его суженая Милена (Слобода Мичалович) покупает в центре для переселенных лиц невесту для своего брата, известного военного. Женщина надеется устроить сразу две свадьбы. Купленная невеста оказывается итальянкой с югославскими корнями (Моника Белуччи). Коста вскоре в нее влюбляется, и она отвечает взаимностью, но приготовления к двойному торжеству идут своим чередом. Внезапно в деревню прилетают британские спецназовцы, которые хотят убить итальянку и всех, кто ее знает, за то, что женщина некогда дала показания против их генерала. Косте и итальянке приходится спасаться бегством.

Кадр из фильма "По млечному пути"

Кадр из фильма "По млечному пути"

Это первая полнометражная художественная лента Эмира Кустурицы со времени вышедшего в 2007 году «Завета»

Войны 1990-х – главное событие в истории Югославии последних десятилетий, и знаменитый Эмир Кустурица уже в третий раз обращается к этой больной теме. Что интересно, он всякий раз отходит все дальше от политики. Если его первая картина на военную тему «Подполье» была весьма политизирована, а его вторая военная лента «Жизнь как чудо» стремилась быть подальше от политики и поближе к личным переживаниям, то в «По млечному пути» политики практически нет.

Война в новом фильме Кустурицы предстает бессмысленным и беспощадным безумием, которому противится даже природа в лице соколов и змей, помогающих Косте и мешающих его врагам. С войной можно мириться, от войны можно бежать, но желать войны и участвовать в ней абсурдно. К несчастью, война добирается даже до тех, кто, как бывший музыкант Коста или его итальянская возлюбленная, не желает иметь с ней ничего общего. Жестокая ирония судьбы – герои переживают войну и дотягивают до перемирия, но попадают как кур в ощип по вине британских миротворцев. Которые, казалось бы, должны наводить порядок, а не устраивать бойню.

Кадр из фильма "По млечному пути"

Кадр из фильма "По млечному пути"

В отличие от своей спортивной героини, Слобода Мичалович в юности занималась не гимнастикой, а оперным пением

Если не считать эпилога, действие которого развивается в наши дни, «По млечному пути» делится на две половины. Первая половина фильма вызывает в памяти картины вроде «Черная кошка, белый кот», поскольку это энергичное и пропитанное абсурдистскими деталями описание жизни в деревне, населенной причудливыми и колоритными личностями вроде ушлой бой-бабы Милены – бывшей чемпионки Югославии по гимнастике, которая до сих пор любит вставать в гимнастические стойки. Коста и итальянка на общем фоне предстают едва ли не самыми нормальными личностями, хотя у них есть свои причуды.

Затем, после прибытия британских убийц, фильм превращается из комедийной мелодрамы в погоню, и начинается вторая часть ленты, куда более кровавая и одновременно волшебная. Так, в одной из сцен загнанные на высокое дерево герои вдруг попросту улетают от врагов, а в другой сцене помогающие Косте соколы сдувают крыльями британцев с горы, где спасаются Коста и итальянка.

Кадр из фильма "По млечному пути"

Кадр из фильма "По млечному пути"

Как обычно у Кустурицы, все это выглядит красиво и необычно, и главные роли исполняют яркие актеры – начиная с самого режиссера, который в последние годы чаще оказывался перед объективом, чем в кресле постановщика. Но чем дольше смотришь «По млечному пути», тем яснее становится, что режиссеру толком нечего сказать, кроме очевидных банальностей об отвратительности войны и всепобеждающей любви. Стиль Кустурицы на месте, а вот занятное содержание улетучилось, и потому в памяти застревает не фильм в целом, а отдельные, самые странные и эффектные моменты. Скажем, сцены, связанные с огромными настенными часами в доме Милены, которые столь мощны, что затягивают людей в свой механизм.

При этом магические эпизоды по ходу погони разрушают ее драматизм, поскольку исход каждого этапа погони определяется не естественным развитием событий, а левой пяткой режиссера. Захочет Кустурица – героев спасет произвольное чудо. Не захочет – им придется ползать по земле и бегать по минным полям. Где логика? Нет логики. Понятно, на войне ее часто не бывает, но не настолько же!

Пожалуй, самый сильный момент «По млечному пути» – его одновременно интимный и пафосный финал. Концовка ленты столь впечатляет, что начинает казаться, что она оправдывает все слабости предшествующих сцен. Но когда выходишь из зала, это наваждение проходит, и фильм вновь предстает скоплением сильных и второсортных фрагментов без сильной и интересной объединяющей идеи. Хотя даже такой Кустурица – это все же Кустурица, и его фирменное бурное режиссерское воображение ни с кем не спутать.

С 12 января в кино.

По млечному пути Борис Иванов 6 10
 37

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь



Новости партнеров

 


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть