Наверх
Фильмы 2018 Мир Юрского периода 2 Лето Суперсемейка 2 8 подруг Оушена Ночная смена План побега 2 Убийца 2. Против всех

Рецензия на фильм «Красный воробей»

Некомпетентный и легкомысленный шпионский триллер с клюквенными русскими, и рядом не лежавший с картинами, снятыми по романам Джона Ле Карре.

Очаровательная прима Большого театра Доминика Егорова получает травму, которая ставит крест на ее дальнейшей артистической карьере, а вместе с тем разрушает хрупкое семейное благополучие – без балета она лишается квартиры, карьеры, а ее мать остается без необходимого медицинского обслуживания. В попытках найти средства к существованию девушка соглашается на уговоры своего дяди, высокопоставленного контрразведчика, послужить России и отправляется на обучение в секретный центр подготовки шпионов, где из молодых людей и девушек муштрой и унижениями лепят безжалостных убийц, не имеющих моральных и этических ограничений. Блестяще прошедшая суровую школу «Красных воробьев» Доминика очень скоро получает свое первое задание: ей нужно войти в доверие к американскому агенту ЦРУ, ожидающему в Восточной Европе контакта с человеком, завербованным в Кремле, и вычислить таким образом предателя.

Кадр из фильма «Красный воробей»

Кадр из фильма «Красный воробей»

Роман «Красный воробей» – первый в шпионской трилогии, запланированной к написанию бывшим оперативником ЦРУ, а ныне писателем Джейсоном Мэттьюсом. Права на экранизацию трилогии были проданы им еще до публикации первой книги за семизначную сумму

По истории голливудских боевиков, триллеров и шпионских драм можно достаточно просто отследить, как менялись страхи американского общества, от кого Америке исходила угроза, к кому на всех уровнях люди относились с опаской и подозрением. Во второй половине ХХ века по понятным причинам едва ли не основными противниками бондов, рэмбо, рокки и даже космических путешественников были русские, холодная война наложила серьезный отпечаток на взаимоотношения двух стран. Затем «красных» заменяли то безродные террористы, то явно выраженные арабы и мусульмане, то азиаты (лихо перекрашенные из китайцев в северных корейцев в «Штурме Белого дома»), наконец, все чаще Америка стала заглядывать внутрь, там тоже оказалось не все спокойно. Однако в последние годы Россия снова входит в тренды: из Кремля наводится паника в сериале «Родина», плетут свою паутину русские шпионы из «Американцев», россиянам противостоит Джон МакЛейн и Джек Райан – и все бы ничего, в этом есть даже что-то почетное. Но появляется клюква вроде «Красного воробья», и становится очевидно – нас не боятся, над нами насмехаются.

Кадр из фильма «Красный воробей»

Кадр из фильма «Красный воробей»

Подготовка к роли в фильме заняла у Дженнифер Лоуренс почти четыре месяца, за которые голливудский хореограф должен был научить актрису основам балетных движений. Очевидно, уроки впрок не пошли, потому что Лоуренс в кадрах с танцами пришлось заменить профессиональной дублершей-танцовщицей

Настоящий шпионский триллер, если это, конечно, не «бондиана», живущая по своим собственным законам, обычно не пышет энергией, работа разведчиков и контрразведчиков не терпит суеты, яркости, впечатляющих трюков. Поэтому, когда в качестве шпиона зрителю предлагают известнейшую балерину с внешностью Дженнифер Лоуренс и повадками Джейсона Борна, это несколько смущает – а в здравом ли уме авторы? Отчего-то сценарист Джастин Хейс и режиссер Фрэнсис Лоуренс решили, что зрителю наскучили напряженная игра умов, дипломатические уловки и тонкие психологические приемы, а потому нужно завалить экран кровавыми пытками и сценами соблазнения, ведь секс, по мнению авторов «Воробья», по-прежнему остается главной мировой валютой.

Кадр из фильма «Красный воробей»

Кадр из фильма «Красный воробей»

Впрочем, это было бы даже смешно, в конце концов пересматриваем же мы иногда фильмы про Остина Пауэрса, но создатели картины зачем-то решили показать Россию не такой, какая она есть, и даже не такой, какой ее себе представляют в Америке, а какой-то инфернальной территорией, где тренируют дементоров, выковывают кольца всевластия и держат в рабстве вуки. Сложно сказать, чем руководствовался Лоуренс-режиссер, рисуя Россию страной победившего ГУЛАГа, но картинка получилась мрачнее, чем ее рисуют даже доморощенные оппозиционеры: власть захвачена военными, убийство и избиение соперников является нормой даже среди балерин, всюду насилие, домогательства и желание унижать.

Кадр из фильма «Красный воробей»

Кадр из фильма «Красный воробей»

В какой-то момент черная краска, которой создатели «Красного воробья» заливают картинку, делает неразличимыми сюжет, характеры и мотивации – герои бессмысленно двигаются по прямой, все изящество шпионских уловок сводится к наивным методам середины прошлого века, а сколько-то различимых понятных и близких зрителям чувств в фильме нет и в помине. Все действуют по принципам: «Я так хочу», «Мне надо», «Я лучше знаю», причем американцы в этом ничуть не лучше «наших». И это лишает фильм смысла – дилемма, перед которой оказывается Доминика ближе к финишу, не дает выбора, сюжет упирается в глупую месть и личные обиды, склонность к которым бравые русские педагоги с кличками Матрона, например, почему-то не смогли разглядеть заранее.

Другое дело, что «Красный воробей» – логичная «вершина» для весьма среднего постановщика Фрэнсиса Лоуренса и крайне переоцененной актрисы Дженнифер Лоуренс, из которой что-то удобоваримое слепить может только мастер уровня Даррена Аронофски. Непритязательная, не слишком осмысленная картина с самого начала выглядела интересной только самим авторам, ведь даже книгу, которая легла в основу сценария, никто не похвалил за богатство характеров, отмечались лишь натуралистичные сцены пыток и сексуального соблазнения. Обидно, что после блестящих русских персонажей в «Родине» и «Американцах» Голливуд снова скатился к откровенной клюкве, которая показалась неинтересной и недостоверной даже американцам.

С 31 мая в кино.



Красный воробей Евгений Ухов 3 10
Комментарии  48

Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть