Аслан всемогущий

Фильм "Хроники Нарнии" предлагает очередное фэнтези, не слишком оригинальное и полное заимствований из новейших компьютерных анимаций, но зрелищное и верное голливудским пристрастиям к морализующим мифам. В ней нет "поттеровского" размаха, а в сравнении с необузданными фантазиями Толкиена мир Нарнии кажется скромным осколком времен Ганса-Христиана Андерсена.
Рецензии

В преддверии Нового года и Рождества (неважно какого – в России ухитряются праздновать оба) кинотеатры разразились фейерверком детских блокбастеров, делающих вид, что они – блокбастеры взрослые. На экраны одновременно вышли четвертая часть «Гарри Поттера», третья реинкарнация «Кинг Конга», «Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и Волшебный Шкаф» /Chronicles of Narnia: The Lion, the Witch and the Wardrobe, The/ (2005), а затем, с некоторым разумным отставанием, вторая часть «Ночного дозора» (2004)«Дневной дозор» (2005). Все они работают с мифологическим материалом.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и Волшебный Шкаф"

Особенно показательны диснеевские «Хроники Нарнии» – надо полагать, фильм первый из очередного сенсационного киносериала. В основе – книги ирландского писателя Клайва Льюиса, поначалу стихийного атеиста, а затем ставшего убежденным христианским проповедником, облекавшим евангельские истины в формы философских сказок в стиле «Волшебника из Страны Оз». Едва выйдя на экраны США и Канады, первая часть «Хроник» за один только уик-энд отбила более трети своего 180-миллионного бюджета, заняв первое место по сборам и оставив позади стартовавшего почти одновременно «Гарри Поттера 4».

По форме это «фэнтези», упрощенный вариант «Властелина колец», выполненный в технологиях «Бэйба» /Babe/ – киносказки про говорящего поросенка. По сути – еще одна версия существования рядом с нами параллельного мира, где схватка добра и зла предстает в дистиллированно чистом виде. Четверо подростков-англичан, спасаясь от бомбежек Мировой войны, оказываются в тихом сельском доме некоего профессора, где в платяном шкафу обнаруживают выход в заснеженную страну Нарнию. Там обитают козлоногие фавны, говорящие бобры, боевые кентавры, и все стонут под игом Белой Колдуньи, в исполнении Тилды Суинтон смахивающей на клон Снежной Королевы. Колдунья представляет собой силы Зла, ей служат гнусные волки, ее оружие – обман, коварство, умение вовремя подкинуть соблазн.

Попавших в Нарнию подростков она именует детьми Адама и дочерьми Евы. В фильме явятся и подобие Древа Познания, и Эдемский сад, и сам Создатель в облике льва Аслана, который немедленно уводит воображение от Евангелия в мир диснеевских Королей-Львов.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и Волшебный Шкаф"

Книги Льюиса стали предметом серьезных исследований. Их подняли на щит теоретики православия. Диакон Андрей Кураев утверждает: «В этих книгах, написанных англичанином и протестантом, более всех имеем нужду мы, русские и православные… Эти сказки заполняют пустую нишу в храме православной культуры. Книги Льюиса действенны тем, что они не сразу выдают свою тайну: они проповедуют, не наставляя…». И это правда: назиданий в истории о Белой Колдунье не больше, чем в сказке о Снежной королеве. Но теоретикам стоит только начать: восхищаясь тем, что Льюис даже числом своих книг о Нарнии повторяет «семь дней творения», Кураев с неприязнью пишет о «нашей неискоренимой философской привычке», в силу которой «нам кажется, что объяснить – значит понять, а понять – значит принять». И тут же проговаривается: «Христианская мысль именно потому и не объясняет исток зла, чтобы было легче бороться со злом». Хотя именно здесь теоретическая база всех религиозных войн истории: бороться вслепую, не задумываясь о природе «противника», который, возможно, и не противник вовсе. Противник, по Кураеву, – свобода. «Зло – в тайне свободы, – пишет Кураев. – Мы в своей свободе взрастили смерть».

Конечно, эти теории Кураева полны очевидных и, я бы сказал, инфантильных противоречий – но они органичны для религиозного сознания, почитающего человечество «детьми Божьими», нуждающихся в поводыре. Но к назиданиям нарастает аллергия. Поэтому такими близкими сердцу богослова оказались сказки Льюиса. Интересно, как теперь примет наша церковь эту голливудскую экранизацию.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и Волшебный Шкаф"

Впрочем, ни фильм, ни пишущие о нем на Западе на евангельских параллелях благоразумно не настаивают. Речь идет о вечных человеческих пороках – злобе, зависти, предательстве, сластолюбии, стремлении к безраздельной власти над людьми и миром. Сугубо евангельских истин в этой истории не больше, чем в сказках Андерсена, в русском фольклоре или даже древнегреческом мифе. Христианин, мусульманин или атеист говорят, в сущности, об одних и тех же нравственных законах. Но каждая религия эти понятия и законы, составляющие общечеловеческую ценность, пытается приватизировать, толкуя по-своему – отсюда конфликты, в наши дни дошедшие до фанатизма и гибельных истерик.

Назвать картину Эндрю Адамсона конгениальной первоисточнику я не рискну. Она предлагает очередное фэнтези, не слишком оригинальное и полное заимствований из новейших компьютерных анимаций, но зрелищное и верное голливудским пристрастиям к морализующим мифам. В ней нет «поттеровского» размаха, а в сравнении с необузданными фантазиями Толкиена мир Нарнии кажется скромным осколком времен Ганса-Христиана Андерсена. Все показанное в «Нарнии» мы где-то уже видели, и единственное, чем можно здесь восхититься, – это натуральные говорящие бобры, живой и своевременный укор плюшевому коту Бегемоту, который так подмочил евангельские истины нового российского сериала по «Мастеру и Маргарите».

И последнее в связи с лавиной киносказок, заполонивших кинопрокат. Средний возраст кинозрителей, как известно, неуклонно снижается. Сегодня он уже равен 19 годам, и треть кинопублики – люди от 12 до 24. На эту самую активную, по младости лет некритичную, а главное, расточительную часть общества все более ориентируются продюсеры. Поэтому если до 80-х годов XX века главными жанрами кино были мелодрама, вестерн, комедия и авантюра, то теперь на первое место вышла сказка. Тем более, что технологический взрыв в киноиндустрии наиболее эффективен именно в сказке и в «фэнтези», что почти то же самое.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и Волшебный Шкаф"

Слом тысячелетий, таким образом, знаменует важный поворот в массовом сознании. Весь XX век через кино человечество приобщалось к своим интеллектуальным сокровищам – занимаясь самопознанием, взрослело. Кино активно экранизировало мировую литературу от Шекспира до Чехова, Толстого и Достоевского. Оно не гнушалось сложного и звало массовую аудиторию идти за собой. Сегодня, когда счет денег в кинорулетке пошел на миллиарды, оно уже никуда не зовет и вслед за молодеющей киноаудиторией все более впадает в детство. Идет вспять в своем развитии и массовое сознание. И мы, как в детстве цивилизации, снова во власти черно-белых мифов, с их помощью пытаемся объяснить мироздание и самих себя. Семь слонов, черепаха и святая инквизиция уже явственно просматриваются в самой близкой перспективе.

23.12.2005 Текст: Валерий Кичин
Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми Яндекс Дзен | Твиттер | Telegram | Instagram

Хочу в кино Хочу в кино —
приложение для киносвиданий
Выбери фильм и получай приглашения на свидания в кино
О проекте Контакты Вакансии Реклама Перепечатка Лицензионное
соглашение
ВКонтакте OK.RU Facebook Яндекс Дзен Твиттер Telegram Instagram
18+ Film.ru зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство Эл № ФС77-55131 от 04.09.2013. © 2019 Film.ru — всё о кино, рецензии, обзоры, новости, премьеры фильмов
Вход через Facebook Вход через ВКонтакте Вход по email
Зарегистрироваться
Регистрация


Дата рождения
*Обязательные поля Согласие на обработку персональных данных
Предложить материал
Если вы хотите предложить нам материал для публикации или сотрудничество, напишите нам письмо, и, если оно покажется нам важным, мы ответим вам течение одного-двух дней. Если ваш вопрос нельзя решить по почте, в редакцию можно позвонить.

Адрес для писем: partner@film.ru

Телефон редакции: 8 (495) 229-62-00